Микки Рурк хочет в российскую тюрьму

10.03.2009 0 Автор Promo
\"alt\"

Вчера утром на обычном рейсе авиакомпании «Дельта» в столицу нагрянул знаменитый актер, звезда «9 1/2 недель» и «Сердца ангела». Он прилетел, чтобы презентовать на российском кинорынке картину «Рестлер» Даррена Аронофски (она выходит у нас в широкий прокат 26 марта). Микки поселился в «Хайятте» на Неглинной.

\"alt\"

Вчера утром на обычном рейсе авиакомпании «Дельта» в столицу нагрянул знаменитый актер, звезда «9 1/2 недель» и «Сердца ангела». Он прилетел, чтобы презентовать на российском кинорынке картину «Рестлер» Даррена Аронофски (она выходит у нас в широкий прокат 26 марта). Микки поселился в «Хайятте» на Неглинной. Среди планов актера — встреча с известным режиссером и художником Джулианом Шнабелем («Пока не наступит ночь», «Скафандр и бабочка»), также находящимся в Москве с рабочим визитом. Как стало известно, вместе они собираются отправиться в одну из московских тюрем, видимо, с целью сбора материала и поиска вдохновения для их грядущего совместного проекта. Рурк пробудет в Москве до четверга, а в среду даст пресс-конференцию российской прессе.

— Вы мечтали когда-нибудь о том, что вернетесь с таким триумфом?

— Ты знаешь, 6 лет назад я даже и не надеялся, что у меня будет второй шанс. Правда. Я жил в алкогольных испарениях. Я ничего не делал, даже не мечтал ни о чем. Иногда так бывает: теряешь что-то — теряешь все. Я потерял все: жену, дом, карьеру… Потому что слишком многое в жизни зависит от успеха. Слава, деньги, власть, окружение… Когда становишься неудачником, то уже никому не нужен.

— С чего началось восхождение к былой славе?

— Началось с того, что одна моя соседка спросила у меня: «Микки, у тебя есть агент?» А у меня тогда год или два даже агента не было. Она сказала, что познакомит меня с парнем, который хочет представлять меня, искать для меня роли. Мы встретились. У меня ничего тогда не было, я был разорен. Этот парень сказал: «Микки, с тобой никто не хочет связываться, все тебя боятся. Скажи мне, что ты сам хочешь от жизни?» И я взял его за руку, посмотрел ему в глаза и ответил. Он сказал: «Это именно то, что я хотел услышать. Думаю, у нас все получится!»

— Что же именно вы сказали?

— Не могу повторить. Это слишком личное.