«Самый лучший фильм»

30.01.2008 0 Автор Promo
«Самый лучший фильм»

«
Самый лучший фильм
», 2008
Авторы идеи:
Гарик Харламов и
Артак Гаспарян
Режиссёр:
Кирилл Кузин
Сценарий: Гарик Харламов, Артур Тумасян, Артак Гаспарян, Джавид Курбанов, Александр Онипко
Операторы: Улугбек Хамраев, Сергей Дандурян
Композитор:
Юрий Потеенко
Продюсеры: Гарик Харламов, Александр Дулерайн, Дмитрий Троицкий, Артак Гаспарян, Тимур Хван
В ролях:
Гарик Харламов, Михаил Галустян, Иосиф Буяновский, Елена Великанова,
Армен Джигарханян
, Павел Воля,
Валерий Баринов,
Дмитрий Нагиев
, Дмитрий Сычев, Ксения Собчак, Борис Моисеев,
Римма Маркова,
Владимир Турчинский и другие.

Появление
пародийной и максимально абсурдной комедии вроде творений братьев Цукер
или братьев Вэйансов ожидалось долго, и не столько с трепетом, сколько
с тревогой. Всё же таковым язык не поворачивается назвать, например,
«Хоттабыча» с его необязательным, хотя и добродушным юмором, или
запредельный «Код Апокалипсиса» (разумеется, это комедия). Благо,
теперь у российской киноиндустрии есть над чем изгаляться, и есть те,
кто не против совершить акт стеба.

«Самый лучший фильм»

«
Самый лучший фильм
», 2008
Авторы идеи:
Гарик Харламов и
Артак Гаспарян
Режиссёр:
Кирилл Кузин
Сценарий: Гарик Харламов, Артур Тумасян, Артак Гаспарян, Джавид Курбанов, Александр Онипко
Операторы: Улугбек Хамраев, Сергей Дандурян
Композитор:
Юрий Потеенко
Продюсеры: Гарик Харламов, Александр Дулерайн, Дмитрий Троицкий, Артак Гаспарян, Тимур Хван
В ролях:
Гарик Харламов, Михаил Галустян, Иосиф Буяновский, Елена Великанова,
Армен Джигарханян
, Павел Воля,
Валерий Баринов,
Дмитрий Нагиев
, Дмитрий Сычев, Ксения Собчак, Борис Моисеев,
Римма Маркова,
Владимир Турчинский и другие.

Появление пародийной и максимально абсурдной комедии вроде творений братьев Цукер или братьев Вэйансов ожидалось долго, и не столько с трепетом, сколько с тревогой. Всё же таковым язык не поворачивается назвать, например, «Хоттабыча» с его необязательным, хотя и добродушным юмором, или запредельный «Код Апокалипсиса» (разумеется, это комедия). Благо, теперь у российской киноиндустрии есть над чем изгаляться, и есть те, кто не против совершить акт стеба.

«Самый лучший фильм»

Говоря начистоту, когда от чертовски успешного шоу «Камеди клаб» отпочковалась «Наша Раша», уже совсем не оставалось сомнений, что в конечном итоге когда-нибудь участники и создатели этих проектов захватят кинотеатры. Вуаля, это свершилось — и в премьерные дни кинозалы в буквальном смысле едва не лопнули.

Сюжетная завязка не ахти какая, штампованная, очень знакомая, так что чем этот эпос закончится, — догадаться тоже не представляет труда. Наивно было ждать от подобной картины уникального и проработанного сюжета: затянув на собственной свадьбе косячок, главный герой Вадик теряет сознание и открывает глаза уже в Чистилище. Там, бродя среди неземной красоты в обществе подозрительного дедка, он вынужден будет вспомнить всю свою весёлую и разгульную жизнь, чтобы отыскать там достаточно добрых дел. Иначе — кирдык, и в адский котел вариться.

«Самый лучший фильм»

Ну, и понеслась. Приглашенные звёзды «в роли звёзд», задействованные в эпизодических моментах, выезжают на харизматичности и мелкоте собственных ролей. «Три гада» — Гарик, Миша и Иосиф Буяновский (он же Йося) — играют, соответственно, Гарика, Мишу и Йосю. И лишь в простых незамысловатых репликах Армена Джигарханяна слышна ёрническая живость. Нас же встречают в самом начале, и в дальнейшем периодически потчуют сортирным юмором в традициях «Очень страшного кино», порой весьма точно и, главное, едко стебутся над популярными телевизионными сериалами, а также, как и положено по жанру, вволю издеваются над напыщенностью и максимализмом кучки накопленных российских «блокбастеров».

При этом авторы не забывают «передать привет» более скромным народным любимцам, наполняя хронометраж атмосферой дуракаваляния, нелепостью постановки и диалогами, в которых неотъемлемой составляющей является мат. Нашлось место и череде потенциально нетленных фраз, без которых подобный проект не был бы сам собой. Одни запомнят за остроту и емкость (про повариху или «были 90-е»), другие — за явную неуместность (заглядывание в унитаз-кинотеатр). Тут, знаете ли, тонкость есть: далеко не каждый пропустит такую шуточку, а иной еще и примет за оскорбление.

«Самый лучший фильм»

Между тем, выпустив таким манером первый накопленный пар, в какой-то момент гэг-комедия изо всех сил уходит на второй, если не на третий план — когда Гарик сотоварищи пускаются пародировать питерский (и не только) гламур. Как во всяком болоте, в нём урождённое «Очень русское кино» и утонуло бы, если бы не оставшееся в запасе некоторое число отменных, пускай не всем понятных шуток и точное попадание Павла Воли в образ Милана. Тем не менее, темп повествования тут стремительно замедляется, направленность юмора меняется, и впервые начинаешь замечать, что американская комедия уже давно закончилась, погружённая в светофильтр мелодрамы, без устали продолжающийся аж в финальных титрах.

Говорить в итоге, что фильм совсем не удался — значит, отнестись к нему необъективно, и походить на персонажа Нагиева. Говорить, что комедианты выдали ядреную взрывную смесь, убивающую всё живое наповал — уже сильно лукавить. Заручившись бюджетом малым, они сняли позитивное ассорти из шуток самых разных сортов, «массовых» и для тех, кто в теме, из черного юмора и одноклеточного, спецэффектов и косяков. Скорее, для гигантской армии поклонников «Камеди клаб», чем для всех и каждого.

«Самый лучший фильм»

Предмет сегодняшнего обсуждения получился очень неоднозначным, хотя и вряд ли задумывался таковым. Фильмы в жанре «очень тупого кино» тем и берут, что представляют из себя гомогенную массу плотно нанизанных друг на друга шуток типа «лопата», задача перед которыми стоит одна — довести публику до смеховых корчей. При этом заведомо понятно, что шутки не будут шибко интеллектуальными, картинка будет предельно трешовой, актёры будут «класса гэ», а сценарий фильма будет применён в том самом сортире по назначению ещё до начала съёмок. Пародироваться же должно всё, что движется. Таков рецепт братьев Вэйансов, а до того братьев Цукеров и Джима Абрахамса, и как уже в современное время тандема Фридберг-Зельтцер. Неудивительно, что наше «Очень русское кино» получилось не совсем, а местами совсем неканоническим, удивительно другое — все главные плюсы и минусы фильма как раз и растут ногами из этих отступлений.

Начнём с минусов, которые очевидны. Шуток в фильме катастрофически мало. То есть их-то как раз хватает, но концентрация, которую следовало бы повышать и уплотнять, на выходе оказывается едва достаточной, чтобы зритель не забывал, что перед нами всё-таки комедия. Бесконечные периоды «на том свете», долгоиграющие погони с баллончиком по рынку, натыканные тут и там необязательные, хотя местами и смешные камео, бесконечные выкуриваемые в одну затяжку «косяки», отличные тюнингованные «Оки», под конец начинающие изрядно утомлять своим десятиминутным видеорядом — всё это потому, что хронометраж приходится чем-то заполнять, попутно пытаясь связать текст воедино.

«Самый лучший фильм»

Если кто смотрел мелькавшую в сети десятиминутную нарезку эпизодов из фильма, да пусть и бы и просто крутившийся в кинотеатрах трейлер — потом к своему не самому приятному удивлению узнавал, что в фильме будет только это, и почти ничего сверх. Если не приглядываться, то неохваченным остались только: а) шутка про появление Хохла из солярия б) шутка про «милая моя», ну, может ещё парочку. На поверку оказывается, что сюрпризом для «зрителя в теме», на которого подобный жанр рассчитан в первую очередь, оказывается разве что последняя треть фильма, посвящённая той самой тематике, которая была успешно провалена заокеанскими шутниками из «очень какого-нибудь кино».

Киногламур у нас — отдельное непаханное поле, покуда пародирующее разве что само себя, и то, как справился с вопросом Харламов плюс Воля минус Галустян, как раз и было для меня приятным сюрпризом. Как и тот факт, что сам Гарик Харламов, медленно запрягая в первой части, наконец показал, что он умеет играть, и что комедийный актёр из него куда лучше, чем то требуется для жанра «очень русского кино». Опять же шутки резко меняют тон, становясь тоньше и точнее.

«Самый лучший фильм»

Ну и, наконец, самым удивительным сюрпризом оказалась штука, к пародийному жанру не относящаяся вовсе. Имеются в виду использованные чуть не в каждом втором кадре массированные спецэффекты. Если этим сейчас разбавлают паузы между шутками, то от нашего кино, ей-богу, впору скоро ждать настоящей большой кинофантастики. Походя, с ленцой и скукой на физиономии, камедиклабовцы понапихали в своё детище такой массив компьютерной графики, какой хватило бы на пару «Дневных Дозоров» и ещё осталось бы на нещадно пародируемый «Ночной».

В общем же итоге плюсы скорее немного перевешивают минусы, пресловутый же нижеплинтусный юмор, с которого фильм начинался, под конец куда-то улетучился сам собой, так что наши шутники хоть и не вызвали в зале смеховой истерики, но по крайней мере заставили зрителя досмотреть титры почти до конца, что исключительная редкость не только в нашем кино. На фоне рекорда в 3,5 миллиона долларов за первый день проката — это уже очень и очень много.














Гоша БЕРЛИНСКИЙ














ТРЕЙЛЕРЫ: